История нижнего белья

История нижнего белья



  Античная цивилизация не знала, пардон, трусов. Ее наследники европейцы пришли к идее нижнего белья непростым путем - совершенствуя не одежду, а обувь римлян.

Когда пытаешься вообразить, как чувствовали себя в повседневной жизни люди далеких веков, надо всегда иметь в виду, что их физическое, «тактильное» самоощущение было совершенно непохоже на наше. К примеру, если древние египтяне знали хотя бы набедренную повязку, то греки и римляне, создавшие нашу цивилизацию, вообще не имели нижнего белья.

Верхняя одежда несла на себе знаки моды и социальных различий, а нижняя рубашка не предназначалась для посторонних глаз. Ни греческий хитон, ни римская туника даже близко не напоминали нижнее белье в современном смысле этого слова, хотя частично и выполняли его функцию. Казалось бы, что может быть естественнее, чем положить какую-то преграду между своей наготой и верхним облачением, создать специальный предмет одежды. Куда проще, чем додуматься до теоремы Пифагора или построить водопровод. Но дело не в изобретательности как таковой, а в потребностях культуры и тех границах, которые культура кладет изобретательности.

Лифчик и трусики, почти неотличимые от современных бикини, украшают римлянок, изображенных на мозаике IV столетия из сицилийской виллы Армерина. Для них использовались обычные полосы ткани или кожи, которые повязывались вокруг груди и сплющивали ее, а отнюдь не подчеркивали ее формы. Однако это - специальная униформа для спортивных состязаний (такие же трусы носили некоторые гладиаторы).

 

Мозаика на вилле Армерина(Сицилия, IV век). Римлянки здесь изображены в униформе для спортивных состязаний

У иудеев, к примеру, только первосвященник надевал под хитон трусы, да и то лишь во время богослужения в храме. Филон Александрийский объяснял: «Это прикрытие для срама, который негоже обнажать перед жертвенником». Что же - на людях человек в те времена заголялся с легкостью? Конечно нет: когда заговорщики в римском сенате убивали Юлия Цезаря, последним стремлением диктатора было так прикрыться, чтобы пристойно упасть. Задача не из легких, ибо тога не могла этого гарантировать. Факт остается фактом: обычно человек античности ходил без нижнего белья.

Средиземноморская цивилизация почему-то не знала концепции штанов. На персидском Востоке носили широкие шаровары-анаксириды, на кельтском Западе - облегающие браки (из этого слова, кстати, родились и «брюки»), но все они воспринимались как варварство. Лишь постепенно, начиная со II века, мода на штаны проникает в Римскую империю, хотя законодательно с ней боролись вплоть до V века. Однако брюки - верхняя одежда, даже если под них ничего иного не поддевали. И уж разумеется, вплоть до рубежа XIX века это была исключительно мужская одежда. А как же женщины? На подобные вопросы исследователю очень трудно отвечать, и не из-за ханжества, а потому что свидетельств очень мало: о таком не пишут, а изобразительный материал, который рассказывает о верхней одежде куда больше, чем письменный, бессилен поведать нам о белье именно в силу его «нижнего» характера.

Персонаж итальянской комедии Панталоне носил штаны, не похожие ни на кельтские браки, ни на персидские шаровары

Вернемся, однако, к штанам. Браки завоевали средневековую Европу. Иногда мода повелевала скрывать их, иногда - выставлять напоказ (слово «трусы» тоже произошло от обозначения брюк, trousers, длина их была то до щиколоток, то до колен. Но в любом случае из века в век под них ничего другого не поддевали - никаких, говоря по-русски, подштанников. Нижним бельем по-прежнему была длинная рубаха, шемиз. Это в ней, в знак унижения, явился в 1077 году в Каноссу император Генрих VI просить прощения у папы Григория VII. Это в них в 1347 году магистраты Кале вышли из города в знак капитуляции перед Эдуардом III. Что и увековечено в знаменитой скульптуре Огюста Родена «Граждане Кале».

Фрагмент скульптуры «Граждане Кале»

В XII веке бесформенная одежда стала постепенно сменяться облегающей. Дорогие ткани, из которых ее шили, стало необходимо предохранять от контакта с грязным телом (мылись-то по-прежнему довольно редко). Только в XIV столетии возникает слово, нет, целая революционная концепция mutande - «того, что должно сменяться». Новая мода появляется в Италии, где кельтско-германские браки никогда не обладали полной монополией. Кстати, из Италии же пришел и покрой штанов, отличный от брак - первоначально это была одежда персонажа комедии дель арте Панталоне.

Но главное, прикрывание ног в Италии шло, если угодно, в противоположном направлении - снизу вверх. Римский башмак, кальцеум, становился все выше и в конце концов превратился в нечто вроде колготок, называвшихся кальцонес. Из одной французской миниатюры XIV века становится ясно, что кальцонес могли оставаться своего рода чулками, но именно они дали толчок для создания того, что мы назвали бы трусами.  Когда в точности появилось нижнее белье, сказать трудно в силу уже описанных причин. Некоторые исследователи считают, что около 1150 года, однако доказательств этому нет.

Миниатюра «Мученичество Св. Стефана» (Франция, XIV век), В средние века кальсоны не были нижним бельем.

Первое, весьма неясное письменное свидетельство принадлежит автору XIV века Франко Сакетти, который издевается над теми, кто «засовывает свои зады в крохотный чулок (кальцетто)».

Есть также несколько письменных средневековых источников, свидетельствующих о существовании приспособлений для поддержки женской груди, однако там на эту тему написано весьма расплывчато. Врач французского короля Филиппа Справедливого и его преемника Людовика Х Анри де Мондевиль (Henri de Mondeville) писал в своей «Хирургии» в 1312-1320 годах: «Некоторые женщины … вставляют в свои платья два мешочка по размеру и форме грудей, которые плотно к нему прилегают. Каждое утро они вставляют их [груди] в эти мешочки, которые при возможности закрепляют подходящей по цвету лентой».

Эти «мешочки» выполняли ту же функцию, что и древние перевязи – они поддерживали слишком большие груди. А Конрад Штолле (Konrad Stolle) (немецкий священник, викарий церкви Святого Северина) в своей «Тюрингенско-Эрфуртской хронике» 1480 года жаловался на «рубашки с мешками, в которые они вкладывают свои груди». Похоже, эти рубашки возымели противоположный эффект, поскольку свое описание священник заканчивает словами «все это непристойно».

Неизвестный автор 15-го века из южной Германии определенно имел в виду попытку увеличения видимости груди, когда писал в своей сатирической поэме: «Многие женщины надевают два мешка для грудей, когда выходят гулять по улицам, чтобы все молодые люди, смотрящие на них, могли лицезреть их прекрасные груди. Но груди те слишком велики, они похожи на плотно набитые мешки, поэтому в городе никто о их больших бюстах не судачит». Как мы видим, средневековые бюстгальтеры вызывали неоднозначную реакцию.

Мы не знаем, все ли женщины в средние века носили «мешки для грудей», но некоторые делали это точно. И если в обществе было принято носить перевязи, чтобы скрывать грудь, то жалобы и сатирические высказывания по поводу ее выпячивания говорят о том, что в целом к бюстгальтерам отношение было неодобрительное.

А изобразительное подтверждение существованию нижнего белья мы имеем лишь от середины XV века. В пьемонтском Кастелло делла Манта сохранилась фреска «Фонтан Молодости», изображающая раздевающихся старцев и одевающихся юношей. И мы наконец можем в подробностях рассмотреть, из чего состояла тогдашняя нижняя одежда. Наличие трусов не подлежит никакому сомнению!

Фреска «Фонтан молодости» свидетельствует о существовании трусов

В конце XVI века они проникли из Италии во Францию, а оттуда под французским названием "брэ" распространились по Европе. Кажется, женские трусы вошли в обиход гораздо позднее мужских: в Англии, к примеру, они окончательно утвердились не ранее конца XVIII века.

Благодаря недавним археологическим находкам в австрийском восточном Тироле, мы лучше себе представляем, что было у женщин из средневековья под платьями.

Замок Ленгберг, первые записи о котором датированы 1190 годом, в 15-м веке перестроили в представительный дворец, добавив туда второй этаж. Во время реконструкции в 2008 году под полом одной из комнат замка был найден сундук, который забыли там во время строительства в 15-м веке.

Поскольку под полом было сухо, содержимое прекрасно сохранились. Четыре фрагмента белья из сундука очень сильно напоминают современные бюстгальтеры.

Доказательством этого стали четко выраженные чашки лифчика, что резко отличает это белье от античных перевязей Древней Греции и Рима.

Считается, что женщины начали носить трусы и панталоны лишь в самом конце 18-го века. Найденная в Ленгберге пара отлично сохранившихся полотняных трусов вызвала новые вопросы: мужские они или женские?

Найденные в замке трусы того типа, что начали шить в конце 14-го и в 15-м веке, когда мужчины стали носить штаны из двух половин – по штанине для каждой ноги, отказавшись от покроя из цельного куска ткани, разрезанного вдоль и сшитого посередине между ног. С их появлением уже не нужно было заполнять при помощи брэ пространство между двумя штанинами. У найденных в замке трусов слегка суженный книзу покрой, а на концах имеются лямки. Их три раза чинили, ставя льняные заплатки, которые сейчас накрывают одна другую.

На картинах, гравюрах, в книжных иллюстрациях на религиозные и бытовые темы мужчины показаны только в таком белье: небольшой кусок ткани, прикрывающий ягодицы и переднюю часть, и узкие лямки, которые завязываются бантиком по бокам. Когда в трусах изображаются женщины, то это всегда представляется в контексте «перевернутого вверх тормашками мира». Брюки и трусы с кальсонами всегда считались символом мужской силы, а носившие их женщины были драчливыми женами, пытавшимися узурпировать власть своих мужей, либо дамами низкого нравственного поведения.

К примеру, книжная иллюстрация немецкого перевода «О знаменитых женщинах» Джованни Боккаччо, который был опубликован в 1474 году, показывает царицу Семирамиду и двух ее придворных дам в трусах. Но там есть подпись: «Семирамида, женщина, бывшая когда-то женой царя Нина, переодетая в мальчика, своего сына», а также «Считается, что она отдавалась многим мужчинам. Среди ее любовников был и ее собственный сын Ниний».

В 16-м столетии некоторые итальянские женщины носили панталоны. Элеонора Толедская (1522-1562) носила одну пару в 1561 году, а спустя полвека уже много пар было изготовлено для Марии Медичи (1573–1642), бывшей в то время новой королевой Франции. Но кое-кто все равно неодобрительно смотрел на дам в панталонах. Пьетро Бертелли (Pietro Bertelli) в своем цикле «Костюмы разных народов» 1594 года показывает в панталонах только венецианскую куртизанку.

С другой стороны, англичанин Файнс Морисон (Fynes Moryson), путешествовавший в период с 1591 по 1595 годы по странам Европы, так писал об итальянских дамах: «Городские девственницы, и особенно благородные женщины … во многих местах носят под своими платьями шелковые или льняные бриджи». Но он пишет и о другом: «Я видел куртизанок … одетых как мужчины, облаченных в ярко-красные или светлые камзолы и бриджи». Похоже, что некоторые женщины в Голландии также носили панталоны, потому что Морисон рассказывает нам: «Некоторые женщины постарше, будучи не в силах переносить лютый мороз, надевают снизу штаны из льна или шелка».

На посмертном изображении Елизаветы I, сделанном в 1603 году, она в корсете и панталонах. Кроме того, есть упоминание о том, что у Елизаветы было «шесть пар полотняных двойных штанин из тонкой голландской ткани», сшитых в 1587 году. Что это было – панталоны или чулки? Но почему бы королеве Англии не взять себе за правило открыто носить панталоны, как это делала королева Франции? Кто бы осмелился задавать ей вопросы по поводу выбора нижнего белья?

Конечно, это не значит, что все женщины средневековья или начала современности носили бюстгальтеры и панталоны. Но некоторые носили. Если учесть, что ленгбергские «мешки для грудей» были найдены в замке, можно предположить, что наибольшее распространение они получили среди представительниц высшего класса, либо среди женщин, которых не очень волновали общественные нормы.

Как же люди в это время купались?

В основном голышом. Но в XVIII веке голышом могли позволить себе купаться уже только простолюдинки. Настоящие же леди купались при полном параде: в платьях, мало чем отличавшихся от повседневных, с корсажем, кринолином, в плотном нижнем белье, чулках, туфельках и даже чепце на голове. Они шились из такой ткани, которая при намокании не становилась прозрачной. В кайму подола специально вшивали грузики, не дававшие ему задираться.

Когда дамы выходили на берег, купальные платья буквально облепляли их фигуры, делая доступными каждому взгляду женские прелести. Истинные джентльмены не желали терпеть подобное издевательство над нравственностью, а дамы из-за таких «подробностей» предпочитали отдельные пляжи и даже специальные купальные машины - сарайчики на колесиках, которые можно было ввозить прямо в воду вместе с купальщицей.

 

В отдельных случаях это были целые купальные дома, и даже дворцы:

В середине 19 века, после изобретения и распространения железной дороги для многих в Европе стало доступным посещение морских побережий. Вопрос простого и практичного костюма стал актуален как никогда, но радикальное решение его потребовало еще более полувека работы над смягчением требований церкви и общественной морали.

Из купального костюма исчезало все больше и больше лишних деталей, платья становились легче, а некоторые смельчаки и вовсе стали позволять себе плескаться в реках и морях босиком.

Джентльменам в те времена также полагалось соблюдать приличия, поэтому оголяться больше, чем до трико, считалось моветоном.

В 1860-е годы произошел первый «распад» женского купального наряда: он разделился на жакет и длинные панталоны. Со временем их заменили широкие штаны из легкой ткани и такие же легкие блузы. Правда, отказаться от обязательного кепи на голову тогда так и не осмелились.

Стоит отметить, что новый всплеск развития пляжной моды был спровоцирован развитием водных видов спорта. Впереди планеты всей шли – точнее, гребли – мужчины-пловцы, компенсировавшие свое обнаженное бесстыдство отличным телосложением. Именно благодаря им в обиход вошли сначала шорты, а затем и вызывающе облегающие треугольные плавки из красного ситца.

С началом 20 века пляжная революция стала набирать обороты. Несмотря на многочисленные запреты оголять части тела в общественных местах, купальные костюмы все равно неумолимо уменьшались в размерах.

Но как самостоятельный элемент гардероба купальник появился только в начале XX века, после того как австралийка Анетт Келлерман в 1907 году сшила купальный костюм на основе мужского трико, облегающий тело и обнажавший шею, ноги и руки. Костюм предназначался для водного водевиля «Ныряющая Венера», ставшего прообразом современного синхронного плавания.

Это посчитали непристойностью. Костюм Келлерман настолько потряс общественность, что она была осуждена как нарушительница общественной морали и подверглась аресту.

И немудрено: ведь правила поведения на пляже предписывали дамам закрывать не только туловище, но и все остальные части тела, включая руки, ноги и шею. Прогрессивная пловчиха нашла выход как продолжить выступления, пришив к купальнику... длинные рукава, чулки и воротник!

С появлением простых купальников в 1920-е годы в моду вошёл загар, а спорт из развлечения стал обязательным условием развития человеческой личности. Пышные формы, бледность и отсутствие мускулов стали восприниматься, как болезненные признаки. Тренированное тело «требовало», чтобы его показывали.

Купальные костюмы именно тогда начинают изготавливать из трикотажа, потому что он лучше держит форму.

Вплоть до середины XX века купальный костюм оставался довольно строгим и закрывал большую часть тела.

Общая либерализация взглядов в послевоенные годы привела к тому, что купальный костюм становился всё более свободным и открытым. Начиная со второй половины XX века постепенно почти повсеместно вошли в моду бикини (купальник, разделенный на верх и низ).

Почти 10 лет эта модель находилась в опале — её осуждали за то, что она, по мнению Ватикана, «открывает в девушке все, кроме девичьей фамилии ее матери». Триумальное шествие этой модели купальника началось с большой любви молоденькой и фантастически популярной тогда Бриджит Бордо, любившей прогуляться в бикини по пляжам Сен-Тропе, и с выходом фильма с ней же в главной роли «И Бог создал женщину» (1956), где очаровательная Бриджит показала, насколько соблазнительной и желанной можно быть в подобном «опальном» купальнике.

С тех пор бикини прочно обосновались на пляжах мира, а заодно в спорте – например, в пляжном волейболе и бодибилдинге, танцах-сальсе.

Дальнейшая эволюция купального костюма привела к появлению в 60-х так называемых монокини (прикрывающих только нижнюю часть и оставляющих грудь полностью обнажённой) от дизайнера Руди Гернрайха. В некоторых случаях и без того нескромный наряд уменьшился до полного минимализма – символических тесемочек, не закрывающих, в общем-то, ничего, — микрокини (в которых используются лишь очень узкие полоски ткани) и стрингов.

***

А нижнее белье еще очень долго останется не подверженным моде, не обсуждаемым, «невыразимым».

Идея о том, что оно может быть предназначенным для посторонних глаз, сексуальным, проникает в приличное общество только в годы "сексуальной революции" в начале 1960-х годов!!!

 

Информация с сайта:

http://www.istorya.ru/articles/trusy.php



Создан 05 фев 2013